Метод Довженко. Психофизические механизмы метода стресс-терапии. Библиотека по наркологии
    главная       зависимости       лечение       библиотека       наркологическая энциклопедия       контакты    
[українська версія сайту]
Центр лечения алкоголизма "Відродження"     

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ МЕТОДА СТРЕСС-ПСИХОТЕРАПИИ ПО А. Р. ДОВЖЕНКО В ЛЕЧЕНИИ АЛКОГОЛИЗМА И НИКОТИНИЗМА

Монография Воробьева Тамара Михайловна, Волошин Петр Власович, Пайкова Людмила Николаевна и др. « НЕЙРОБИОЛОГИЯ ПАТОЛОГИЧЕСКИХ ВЛЕЧЕНИЙ: АЛКОГОЛИЗМА, ТОКСИКО- И НАРКОМАНИЙ» Издательство «Основа» при Харьковском университете, 1993. – 176 с. ISBN 5-11-0001073-0.

Среди методов психотерапии алкоголизма особое место занимает стресс-психотерапия по А. Р. Довженко. После апробации в Харьковском НИИ неврологии и психиатрии метод широко внедрен в практику здравоохранения [Довженко А.Р. Организация стресс-психотерапии больных алкоголизмом в амбулаторных условиях Методические рекомендации. Опыт работы. 1984. 12С].

Сущность его заключается в создании установки на воздержание приема алкоголя и курения путем применения комплекса последовательных психотерапевтических воздействий, включающих как словесные, так и опосредованные приемы, в том числе физиогенного характера. На первом этапе осуществляется отбор больных, их предварительная индивидуальная психотерапевтическая подготовка, клинико-анамнестическое исследование. На втором этапе в течение двух часов проводится коллективно-групповое занятие, включающее рациональную психотерапию с элементами эмоционально-волевой суггестии, актуализацию эмоционально-значимых для пациента типовых ситуаций, внушения, направленные на. усиление роли личности врача, укрепление его авторитета, пробуждение убеждения 'Возможности излечения. Широко используются ключевые слова, термины, понятия, имеющие психотерапевтическую значимость («код», «стресс», «кодирование» и др.) На третьем этапе продолжительностью несколько минут индивидуально осуществляется императивное внушение «кода» запрета, сопровождающегося физиогенными манипуляциями. Принципиальное отличие данного способа от традиционной психотерапевтической установки лечения алкоголизма и никотинизма - использование воли самого пациента для преодоления болезни.

Высокая терапевтическая эффективность этого метода в отличие от других в психотерапии при лечении алкоголизма и никотинизма позволяет говорить о феномене А. Р. Довженко и, естественно, возникает вопрос - какие же психофизиологические механизмы лежат в его основе? Почему, применяя этот- метод, удается стойко подавлять влечение к спиртному, курению до' полного выздоровления?

Чтобы это понять с общих социальных и биологических позиций, следует сделать отступление и дать определение понятию «влечение».

Влечение - это внутреннее состояние (чувство), вызывающее поведение, направленное на его ликвидацию (например, голода, жажды и др.) и получение удовлетворения.

Таким образом, наряду с рефлекторными реакциями существует особая группа поведенческих реакций, которые обозначаются как влечения, побуждения, направленные на удовлетворение потребностей. Потребность же формируется при сдвигах гомеостаза, в связи с чем возникает необходимость в их устранении. Устранение потребности, а вместе с ней и влечения дает, удовлетворение, 1 сопровождаемое положительной эмоцией.

Есть влечения первичные, врожденные и приобретенные, например, погоня за удовольствиями, достигаемыми любыми путями и механизмами. Сейчас существование удовольствия как самостоятельного явления не вызывает ни у кого из исследователей сомнений. Есть в мозгу его анатомо-функциональный субстрат, это доказано многими исследователями, эмоциональные модели, отражающие ценность событий, например, потребность в искусстве, играх, если они заряжают эмоциями; есть удовольствие новизны, удовольствие от познавательной деятельности,

Таким образом, есть особый вид биологических и высших психических мотиваций - влечение к положительным эмоциям. Потребность в них со времени существования человечества всегда была важна так же, как потребность в еде, питье, сексе. К числу таких потребностей, сопряженных с сильными положительными эмоциями, относятся спорт, хобби, различные игры я алкоголь, как искусственный способ создания положительных эмоций.

Ярким проявлением влечения к положительным эмоциям является реакция самостимуляции мозга, открытая Олдсом и Милнером (1954 г.). Ее суть заключается в том, что животные, замыкая контакты электрической цепи через вживленные электроды в мозговые эмоциогенные структуры вырабатывают навык раздражать их и тем самым получать удовольствие, предпочитая такую самостимуляцию пище, воде, сексу даже в условии депривации этих биологических влечений.

В процессе эволюции влечение положительным эмоциям совершенствовалось и, опираясь на самостоятельную морфофункциональную организацию, достигло уровня сложноорганизованной системы, включающей ретикулогипоталамические и лимбико-неокортикальные уровни мозговой организации [45].

Нами было высказано предположение, что в определенных условиях эта морфофункциональная система влечения к положительным эмоциям служит матрицей для построения патологического влечения к алкоголю, как фактору, обладающему свойством подкрепления для этой системы. Когда же это происходит? Здесь имеет место полифакторность, приводящая к дефектности морфофункциональной организации системы влечения к положительным эмоциям. Это следствие генетической предрасположенности, неврологических заболеваний (черепно-мозговые травмы, эпилепсия, токсикоэицефалиты, цереброваскулярные заболевания), психопатологические проявления личности, возрастные дегенеративные изменения, период пубертаза, воздействие психических и физиологических стрессов, чрезмерные стремления к эмоциональным контактам, приобретающие характер страсти, снижение побудительной силы мотивов личности и возникновения на этой основе необходимости заполнения ее дефектов, что приводит к возрастанию импульсных желаний. При этом смена мотивационных установок происходит почти на подсознательном уровне. Это рассогласование потребности и результата в акцепторе действия функциональной системы влечения к положительной эмоции.

Есть данные, что положительные эмоциогенные структуры мозга являются пейсмекерами, т. е. пусковыми звеньями в запуске и формировании влечения к алкоголю. Они первыми реагируют па его принятие и лишение. С помощью экспериментальных исследований, проведенных в лаборатории нейрофизиологии Харьковского НИИ неврологии и психиатрии, установлено, что система удовольствия исключительно чувствительна к алкоголю и курению, более того, длительная алкоголизация и курение перераспределяют центры удовольствия, их становится больше в мозгу. Во второй-третье стадии алкоголизма — наоборот, положительные эмоциогенные центры мозга трансформируются в отрицательно-эмоциогенные либо нейтральные, и только длительные стресс-воздействия активируют систему позитивного подкрепления, которая уже в данной ситуации выступает как универсальный защитный механизм [19, 20, 44, 48, 97, 98].

Обращает на себя внимание тот факт, что анатомия мозговых систем удовольствия коррелирует с топографией основных нейромедиаторов центральной нервной системы и их путей - катехоламинов, серотонина, нейропептидов. Поэтому вещества, влияющие на обмен нейромедиаторов, в то же время влияют и на мозговую систему влечения к положительным эмоциям. Если эти фармакологические вещества, в том числе алкоголь и химический агент - табачный дым, направленного действия на указанные медиаторы, вызывают стремление к повторному их применению, то причины этого явления затрагивают фундаментальные механизмы положительного эмоционального подкрепления и отрицательно-эмоционального реагирования.

Таким образом, не только искусственное электрическое раздражение, но и химическое может служить адекватным для мозговой системы «удовлетворения» раздражителем, который принимает характер первичного подкрепления и способствует формированию поведения, направленного на получение положительной эмоции. Так формируется новая потребность со всеми вытекающими последствиями. Одним из составных элементов этой потребности может стать алкоголь, из-за своего эйфоризирующего действия. Затем вырабатывается условная связь между приемом алкоголя (табачного дыма) и ожидаемой эйфорией (рефлекс с опережением). Иначе говоря, положительная эмоция от приема алкоголя или курения в виде энграммы памяти становится системообразующим фактором - это и есть основа психической зависимости, которая еще не сопровождается соматическими и неврологическими расстройствами. По мере нарастания органических изменений, изменений метаболизма и включения в него продуктов распада химических агентов (этанола, ингредиентов табачного дыма), вызывающих желание их повторного применения, получение эйфории возможно только при приеме очередной дозы - это физическая зависимость всех систем организма от алкоголя и наркотических веществ.

С позиций изложенных представлений о нейрофизиологических закономерностях формирования алкоголизма и никотинизма, базирующихся на огромном экспериментальном, клиникофизиологическом и клиникобиохимическом материале (работы Харьковского НИИ неврологии и психиатрии, 1970 - 1992 гг.) возможен анализ тех нейрофизиологических и психофизиологических механизмов, которые лежат в основе высокой терапевтической эффективности метода стресс-психотерапии по А. Р. Довженко [47]* нейропсихологических механизмов, обеспечивающих высокую результативность данного метода.

Перестройка (воспитание или восстановление) личности в процессе стресс-психотерапии и формирование установок отрицания алкоголя, курения осуществляется многокомпонентно и полифакторно. Изначально создается высокий уровень физиологической активности, что достигается тем, что в длительно фиксированной позе по велению психотерапевта находятся больные алкоголизмом. Такие статистические нагрузки приводят к мощной проприоцептивной сигнализации от крупных суставов, отличающейся тем, что она связана с необычной позой, которая требует длительного фиксирующего напряжения вместо обычной проприоцептивной афферентации, идущей при фазовых движениях. Доказательством этому, является тот факт, что в нашем эксперименте при таких статических позах длительная проприоцептивная сигнализация приводит к усиленной стимуляции неспецифических активирующих структур мозга ретикулярной формации среднего мозга, заднего гипоталамуса и неспецифических ядер таламуса, обеспечивающих высокий уровень активного бодрствования [159, 161] и мобилизацию механизмов ориентировочно-исследовательской реакции [2, 118] и реакции преодоления по В. П. Протопопову (1935 г.). Это четко прослеживается при регистрации электрической активности из различных структур мозга в эксперименте и клинико-электрофизиологических исследованиях. При этом отмечается перестройка частотного спектра в сторону быстрых колебаний во всех исследуемых структурах мозга, что сочетается с симпатической направленностью изменений вегетативных реакций (ЭКГ, артериального давления, дыхания). Такой высокий уровень активного бодрствования неизбежно должен сказываться на восприятии и преодолении церебральных патогенетических механизмов, вызывающих заболевание (в конкретном случае - алкоголизм), и адаптационно-компенсаторных процессов мозга. Этот уровень, обусловленный фиксированной позой больного, создает предпосылки и к мобилизации внимания, что является благоприятным фоном, на котором, включается второй важный общий механизм терапевтических воздействий метода А. Р. Довженко - активация мозговой системы удовольствия, так называемой системы позитивного подкрепления.

Специальными смысловыми приемами психотерапевту удается «вытянуть» у больного то, что осталось в недрах, резерве ядра личности, то святое, что вселяет веру больного в самого себя, веру в то, что он может стать личностью, а потребность в восстановлении личности либо ее воспитании - высшая потребность, сопровождаемая нормализацией функционального состояния системы позитивного подкрепления либо ее активацией. В данном случае система позитивного подкрепления срабатывает как универсальный механизм саморегуляции и самоконтроля функций организма, так как оценивает их состояние по механизмам обратной биологической связи.

В 60-е годы американские ученые расценивали обратные связи, как основной принцип управления и коммуникации в живых системах. При применении биологической обратной связи, инструментального рефлекса самостимуляции мозга либо ритмических воздействий светом происходит «запечатление» на нейронах головного мозга соответствующей энграммы — временной связи, которая в дальнейшем способна воспроизводиться при возникновении определенного, доминирующего в данный момент мотивационного возбуждения [90, 120, 121].

Поэтому, когда система позитивного подкрепления составляет фундаментальную основу влечения к алкоголю, курению (на начальных этапах - матрица построения доминанты на эти факторы, во второй-третьей стадии алкоголизма - механизм самозащиты), процессы саморегуляции функций, должны срабатывать эффективнее в тех случаях, когда управление эмоциональным состоянием осуществляется не только психотерапевтическими словесными внушениями, но и с подключением физических воздействий адресующихся к позитивным системам подкрепления. Нами предложены и апробированы приемы ритмической фотостимуляции в ритме биопотенциалов мозга ( и ?-колебаний) [137]. Судя по данным эксперимента на животных, такая стимуляция повышает функциональное состояние именно в мозговой системе положительного эмоционального поведения [138, 140].

В процессе сеанса стресс-психотерапии результативность достигается и тем, что вследствие направленных словесных (смысловых) воздействий создается сильный очаг возбуждения в мозговых механизмах отрицательного эмоционального реагирования.

Последние являются защитными приспособительными реакциями к ряду адаптивных процессов, так как моментально оценивают вредность воздействий, выступая в роли своеобразных пеленгов [2] Их активация в процессе лечебного сеанса путем психических стресс-воздействий стимулирует рефлекс самосохранения индивидуума, а в биологическом смысле - сохранение полноценной популяции. Потенцирующие влияния в процессе этой части сеанса стресс-психотерапии оказывает ритмическая фотостимуляция в диапазоне высоких частот электрической активности мозга, характерных для состояния тревоги и высокого уровня активного бодрствования [137].

Поэтапная активация этих двух мозговых систем эмоционального поведения - позитивной системы подкрепления и отрицательного эмоционального реагирования создает мощный очаг возбуждения в мозгу, вступающий в конкурентные отношения с доминантным возбуждением приобретенного влечения, возникающего в условиях алкогольного голода. Так формируется новая потребность, новая доминанта - противодействие влечению к алкоголизму и курению. Системообразующим фактором функциональной системы противодействия влечению к алкоголю и курению является положительная эмоция предвосхищения становления здоровой личности, в психологическом смысле - чувство ее полноценности.

Вместе с тем, несмотря на воспроизводимость данного метода стресс-психотерапии, возможности обучения ему, не каждый психотерапевт может повторить феномен А. Р. Довженко. Здесь нужна индивидуальность, исключительные способности врача-психотерапевта. Чем они определяются? Основываясь на высказываниях древних естествоиспытателей, в частности, Аристотеля (IV век до н.э.) о жизненной силе - энтилехии, представлениях восточной медицины об энергетических меридианах (иглоукалывание), а также новейших данных биофизики и физики , можно говорить о некой психической, жизненной энергии.

Интересны в этом аспекте взгляды и И. Н. Пятницкой (1989г.), которая в механизмах психотерапевтического сеанса по А. Р. Довженко усматривает энергетический феномен. Есть физическая и психическая усталость, это разные состояния. Можно допустить, что психическая усталость - это истощение психической энергии, физическая усталость - энергетическое истощение различных систем и органов. У больного алкоголизмом истощается и физическая, и психическая энергия. И вот то удивительное свойство, которым обладает психотерапевт, есть способность запускать своей психической энергией с помощью тоннельной меридианной передачи резервные (аварийные) механизмы саморегуляции и самоконтроля функций больного, принадлежащие мозговым системам позитивного подкрепления. Вот почему наступает истощение психической энергии у психотерапевта после сеанса стресс-психотерапии - «истощение изнутри», вот почему у больного алкоголизмом или никотинизмом, находящегося в энергетическом истощении, появляются новые возможности активной адаптации к жизненным ситуациям, а не уход в пассивную защиту.

Таким образом, чтобы был эффективен метод стресс-психотерапии, необходим определенный потенциал психической энергии психотерапевта, направленной на больного. Доказательством того, что есть аварийные запасы энергии у больного алкоголизмом, никотинизмом или наркоманией, является факт полинаркомании: неэффективность употребляемого наркотика и высокая эффективность влияний нового наркотика. При этом появляется способность испытывать подъем, эйфорию, т. е. открываются резервы неиспользованной энергии. Эти- свойства передачи психической энергии и запуска с помощью его аварийных механизмов, резервов организма больного являются исключительными и во многом определяют так называемый талант психотерапевта. Изложенные представления по-новому ставят вопросы механизмов стресс-психотерапии, дают основание с материалистических позиций понять феномен А. Р. Довженко.

Однако в заключение необходимо сказать, что результативность метода стресс-психотерапии по А. Р. Довженко не исчерпывается только личностными качествами психотерапевта, структурой построения сеанса, но во многом определяется личностными особенностями больного алкоголизмом и курением.

В литературе описано много исследований, посвященных роли преморбидных личностных аномалий в возникновении и течении алкоголизма, изучению особенностей преалкогольной личности. При этом у ряда больных даже во второй и третьей стадиях алкоголизма спонтанно формируются установки на трезвость, а периоды полного воздержания (абстиненции) достигают от 1,5 до 9 лет. Таким образом, возникает проблема абстинентной мотивации. При этом абстиненцию следует рассматривать не в клиническом, а в понятийном смысле - «воздержание». В связи с этим развитие на определенном этапе болезни нетрадиционных для таких больных абстинентных форм психологической защиты, существование преморбидных предпосылок такого «аномального» явления, как спонтанная ремиссия в клинике алкоголизма, либо возникновение ремиссии после психотерапевтического (стресс-психотерапевтического) пускового механизма требуют длительного и углубленного изучения и осмысления. Таким образом, преабстинентный больной алкоголизмом - это тип личности, и понимание психофизиологических механизмов этого феномена может иметь большое значение в практике лечения алкоголизма.

С этой целью нами [138] были проведены исследования специфических особенностей личности больных алкоголизмом с выраженной установкой на трезвость с помощью тестов Люшера. Группу испытуемых составили 137 человек с подтвержденной ориентацией на абстиненцию, причем 51 из них уже имели в анамнезе длительные ремиссии от 1,5 до 7—9 лет. Особый интерес представляла группа из 33 человек со спонтанными ремиссиями. В контрольную группу вошли 55 больных со стойкой алкогольной мотивацией неприятия перспективы трезвости. В качестве нормы были использованы результаты, приведенные М. Люшером в его «Руководстве по применению клинического светового теста», отражающие процентное распределение в здоровой популяции разнообразных световых предпочтений и отвержений, в том числе синего цвета. Как показал анализ результатов исследований, 54 % в группе больных с выраженной установкой на трезвость и длительными ремиссиями в анамнезе полностью отвергали синий цвет, что составило 10 кратное превышение частоты отвержения синего цвета в сравнении с нормой (4,7% в здоровой популяции). Этот феномен отвержения синего цвета у больных, имевших длительные спонтанные ремиссии, был еще более выраженным (82%). Предпочтение синего цвета как в контрольной, так и в обследуемой группе оставалось в пределах общей популяционной нормы. Согласно методике Люшера синий цвет предпочитают 15,9%, в нашем же исследовании в группе больных со спонтанными ремиссиями -12 %, в контрольной группе - 18 %.

Таким образом, можно сделать заключение, что отвержение синего цвета в тесте Люшера больными с ориентированностью на ремиссию, а также больными, имевшими в анамнезе многолетние посткурационные или спонтанные абстиненции, может служить прогностическим признаком в динамике формирования преабстинентного варианта алкогольной личности, т. е. личности, ориентированной на ремиссии и депривацию алкогольной мотивации.

Согласно трактовке М. Люшера, отвержение испытуемым синего цвета в клиническом (73-х цветном) тесте отражает «нарушение отношений с партнером», «ущемление способности испытывать искреннюю привязанность», восприятие связи с. партнером как «гнетущую зависимость».

По нашему мнению, именно такая нарушенность коммуникативных свойств личности ярко выражена в обследованной нами группе больных. И, возможно, именно она является причиной разрыва трансакций между больными и другими участниками группового поведенческого стереотипа - «игры «Алкоголик» (по Берне - Стейнеру). «Игра», как важный компонент патопсихологической защиты, которой так дорожил алкоголик, поэтому и не выражающий абстинентных устремлений, в нашем случае становится абсурдной. Это порождает у больных конфликт между наркоманической алкогольной зависимостью и глубоким неприятием неизбежных при алкоголизме «игровых» алкогольных трансакций. Последние представляют собой сеть гнетущих больного разветвленных коммуникативных (межличностных) связей. Стремясь снять конфликт, больные начинают искать способы перехода к полному воздержанию от употребления алкоголя.

Одним из важнейших выводов, вытекающих из данных исследования, является использование теста отвержения синего цвета при первичном скриненге больных, которые имеут желание излечиться от алкоголизма у психотерапевта, работающего по методу А.Р.Довженко. Нам представляется, что включение такого теста в число критериев, прогностически благоприятнох при скриненге больных, и последующем лечении с применением стресс-психотерапии трудно переоценить, и врачам-психотерапевтам это следует взять в арсенал тех параметров, по которым идет отбор больных алкоголизмом на лечение. Вместе с тем, психотерапевт, работающий по методу А. Р. Довженко, должен располагать определенным объемом знаний о механизмах терапевтической эффективности этого метода. Поэтому мы считаем, что результаты наших экспериментальных и клинико-экспериментальных исследований будут полезными для теоретической и практической стресс-психотерапии при лечении алкоголизма.


Лечение алкоголизма, табакокурения, зависимости от азартных игр, ожирения
Клиническая диагностика основных показателей организма
Общество "Відродження"
© 1988 - 2011
филателистическая литератураФирма Паритет Херсон Светильники, лампы, кабель, провод, электроустановочные работыМир Авто - Поставка и реализация автомобилей.свадебное фотобронхиальная астмаСаркоидоз для пациентовБахилы одноразовые.Бахилы оптом.Автоматы по выдаче бахил - компания Вендорсnikava